• 1912 год. Армяне предали Турцию и все потеряли - "Историческая призма"

После поражения русской революции в 1905-1907 гг. часть членов партии "Дашнакцутюн" сумела избежать преследований со стороны царского правительства и покинула Кавказ. Одни из них перешли в Иран и окунулись здесь в водоворот революции 1905-1911 гг. (Ефрем, Кери, Ростом и многие другие), другие нашли пристанище в Стамбуле, установив, либо восстановив свои прежние контакты с младотурками, намереваясь принять активное участие в начавшемся политическом движении в империи.

В декабре 1907 года в Париже проходил II съезд партии "Единение и Прогресс", на котором принимали участие также члены партии "Дашнакцутюн". Съезд должен был определить будущую тактику поведения партии в отношении правительства османского султана, поскольку летом 1907 г. между Англией и Россией было заключено соглашение по ряду вопросов, которое угрожало интересам Османского государства. На съезде представители "Дашнакцутюн" заявили о необходимости действовать совместно. Основными пунктами решений съезда были: 1) свержение султана Абдул-Гамида II; 2) коренное изменение существующего режима; 3) утверждение конституционных порядков. Таким образом, в решении съезда ни слова не было сказано об армянском вопросе и связанных с ним международных договорах.

Надо сказать, что к этому времени армяне играли важную роль в экономической и культурной жизни Османской империи. Вместе с греками они прибрали к рукам всю торговлю в стране. Известный своими армянофильскими взглядами русский историк М.Павлович констатировал на примере Сивасского вилайета следующие факты: "Почти вся импортная торговля вилайета находилась в руках армян. Из 166 крупных коммерсантов – 41, из 150 экспортеров – 127, из 37 банкиров – 32 были армянами. Из 10 000 торговых лавок  около 7000, из 153 фабрик и больших мельниц – 130 принадлежали армянским предпринимателям".

В районах Восточной Анатолии  большинство армянского населения занималось сельским хозяйством. В городах без армян не обходилась ни одна сколько-нибудь серьезная отрасль ремесла. Технический персонал всех фабрик и мельниц состоял исключительно из армян. В целом, в восточных регионах Османского государства, где проживало армянское население, у них имелось 785 учебных заведений с 82 000 учащимися.

После прихода к власти в 1908 году в Османской империи правительства партии "Единения и Прогресс" (младотурков) стали выходить новые армянские газеты, издаваться ранее запрещенные книги. В османском правительстве в разное время армяне занимали посты министров внутренних дел, финансов, торговли, почт. Среди армян были депутаты парламента, послы, генеральные консулы и консулы и т.д.

Накануне Первой мировой войны в Константинополе (Стамбуле) проживало около 200 тысяч армян. Зажиточные армяне  были желанными пациентами дорогостоящих европейских клиник, считались "благодетелями нации", потому что время от времени уделяли пособия бедным, церкви, школе, священнику. Армянские толстосумы сотрудничали с новыми властями Османской империи и снабжали их деньгами, а те в свою очередь не мешали в их финансово-экономическом преуспевании. Армянские коммерсанты, светские и церковные чины не желали покидать живописные берега Босфора и Мраморного моря, отказывались от должностей в провинции, предпочитая жизнь с удобствами в Стамбуле. Богатые армяне думали лишь об одном – извлечь пользу из Конституции, иметь побольше депутатов в Османском парламенте, пресмыкались перед турецкими должностными лицами, льстили им, чтобы защитить свои личные интересы.

После прихода к власти в Османской империи правительства младотурков активисты армянских политических партий "поспешили воспользоваться создавшейся возможностью, чтобы обрушить на турецких армян свои идеологические партийные "эксперименты"". Среди армянских национальных партий наиболее активно в пользу сотрудничества с младотурками выступала "Дашнакцутюн". Ее руководители грезили даже надеждами, что сумеют разделить с младотурками власть, завоевать равные с ними позиции. Ссылаясь на свое активное участие в ведении многолетней борьбы против султана, они с излишним оптимизмом надеялись вместе с партией "Единение и Прогресс" выйти на арену политической жизни страны и участвовать в ней на равных.

Английский дипломат Джордж Кидстон писал 11 ноября 1919 г.: "Во время моего пребывания в Константинополе "Дашнакцутюн" имела очень тесные связи с комитетом "Единение и Прогресс...". От Константинополя до Вана руководители "Дашнакцутюн" старались убедить других, что это они обеспечили успех июльского переворота младотурок и, опираясь на силу младотурок, взяли в свои руки руль национальной и политической жизни турецких армян".

А один из лидеров партии "Дашнакцутюн" Атом (Шахрикян) писал: "Ни одна нация с течением географических, этнографических, исторических условий своего развития так не заинтересована в том, чтобы любить и защищать Османский союз, как армянский народ. Интересы каждого члена этого союза, а в большей степени – интересы армянского народа требуют помогать этому государству, возрождению и развитию страны".

"Дашнакцутюн" заявляла, что "армянский элемент в составе Османской империи может действительно процветать лишь при том условии, что его свобода будет сочетаться со свободой и нормальным, естественным прогрессом окружающих его народов всей Турции". Таким образом, дашнаки в какой-то момент попытались придерживаться конституционных принципов, перестали думать о необходимости вмешательства извне в их внутренние дела. Казалось, что дашнаки порвали с вековыми устаревшими взглядами.

Дашнакские лидеры всемерно хвалили младотурок, их приверженность Конституции.

"Младотурки находятся у власти, прежде всего потому, что они искренние конституционалисты, - заявлял член турецкого парламента Гарегин Пастермаджян (Армен Гаро), – они хотят любой ценой сохранить целостность Турции...". На вопрос о том, каковы отношения между "Дашнакцутюн" и младотурками, один из руководителей дашнаков Ваган Папазян ответил: "Мы всегда были братьями".

В начале сентября 1909 г. дашнаки заключили новое соглашение с младотурками. Они брали на себя обязательство защищать целостность империи, претворять в жизнь Конституцию, отрицать стремление армян к независимости. Таким образом, "Дашнакцутюн" следовал по пути сближения с младотурками. В период с сентября 1909 года по июль 1911 года в истории дашнакской партии ничего чрезвычайного не произошло. В обстановке взаимного недоверия партия продолжала сотрудничество с партией "Единение и Прогресс"  и парламентскую деятельность, придерживаясь идеи Османской федерации.

Между тем в России дашнаки получали удар за ударом. В царской охранке партия "Дашнакцутюн" значилась как организатор Закавказского антигосударственного движения. По приказу премьер-министра Российской империи П.Столыпина начались аресты. Из дашнакских руководителей в тюрьмах оказались известные дашнаки Амо Оганджанян, Аветис Агаронян, Саркис Макасян, Сарбаз Хечо и другие. Примерно 160 человек вскоре были переправлены в Новочеркасскую тюрьму. На 20 000 страницах обвинительного акта, подготовленного судебным следователем, партия "Дашнакцутюн" была представлена как организация, стремящаяся с помощью экономического и политического террора свергнуть царское самодержавие. Суд над дашнаками состоялся в конце 1911 года в Петербурге перед особой комиссией Государственной Думы. В начале 1912 года 52 человека были осуждены на тюремное заключение и только четверо были сосланы в Сибирь на каторгу. Как видим, приговоры были довольно мягкими.

В то же время сотрудничество с младотурками, дашнаки пытались объяснять тактическими соображениями. Об этом свидетельствует резолюция Трапезундской окружной организации "Дашнакцутюн", принятая в январе 1909 г. В ней указывалось: "Принимая во внимание, что Иттихад является буржуазной организацией, что своей нынешней программой и действиями он не признает за инонациональными подданными права на самоопределение, тем не менее, считаем целесообразным в нынешних исключительных условиях сотрудничать с ним в определенных делах, временно приспосабливаться к местным условиям".

Дашнаки, забыв свою вчерашнюю революционную деятельность, активно пропагандировали идею перестройки школьного образования в стране, призывали армянскую интеллигенцию быть в авангарде всеосманского возрождения, поскольку "в Османской империи началась новая эра".

"Невозможно поверить, насколько тесные отношения существовали между армянскими клубами и младотурками", - писал немецкий миссионер Иоганнес Лепсиус. Армянские богачи предпочитали конституционный режим, больше думали  о сохранности своих капиталов и собственности. "Не нужно делать революцию, не нужно поднимать восстание, ибо это принесет очень большой вред: а если будете делать – то, хотя бы, не в прибрежных городах, не в Константинополе, потому что это нанесет ущерб нашему купечеству...", - так думали армянские капиталисты.

"Дашнакцутюн", продолжая сотрудничать с младотурецким правительством, обещала ему на случай войны на Балканах выставить около 40 тысяч армянских добровольцев. Однако "Дашнакцутюн", с одной стороны, демонстрируя сотрудничество с младотурками, с другой – решила всеми правдами и неправдами включиться в водоворот дипломатических событий вокруг армянского вопроса и ускорить его разрешение.

В августе 1911 года в Константинополе состоялся VI съезд партии. Главным вопросом съезда было отношение к партии "Единение и Прогресс". По этому пункту было принято следующее решение: "Трехлетняя политика правительства не только не способствовала мирному сосуществованию различных религий и наций, а напротив, создала атмосферу взаимного недоверия и нарушения национальных прав. Партия "Единение и Прогресс" все еще не очистила свои ряды от различных правых элементов, которые, постепенно увеличиваясь количественно, приобретают влияние в партии и диктуют ей свою волю".

В связи с этим, съезд постановил направить партии "Единение и Прогресс" декларацию с условиями, необходимыми для продолжения сотрудничества. Если эти условия не будут приняты партией "Единение и Прогресс" и руководимым им правительством, то Западное Бюро партии рассмотрит вопрос о прекращении своих связей с партией "Единение и Прогресс". Вопрос о разрыве отношений с партией "Единение и Прогресс" решался с трудом и был предметом бурных споров. Сторонниками разрыва были представители провинций и центральный комитет Константинополя. Но некоторые представители Западного Бюро, члены правительства и депутаты парламента не были склонны к принятию скоропалительных решений. Во всяком случае, декларация, которая по решению VI съезда должна была быть отправлена партии "Единение и Прогресс", была отправлена лишь в начале 1912 года, когда османский парламент был распущен и начались выборы новых делегатов.

Начиная с 1912 года, когда настал момент падения на Балканах последних турецких крепостей, когда с помощью России и Европы вновь был положен на стол переговоров вопрос об улучшении положения турецких армян, об осуществлении реформ, о самоуправлении, на страницах западной печати вновь стало господствовать умонастроение, что Франция, Англия или царская Россия должны организовать помощь, должны снабдить армян деньгами и оружием, ввести войска и освободить их от османов. С этого момента "Дашнакцутюн" встает на путь разрыва отношений с партией "Единение и Прогресс", вновь возрождаются её антиправительственные действия, которые достигают своего апогея уже в период Первой мировой войны.

5 мая 1912 года произошел фактический разрыв отношений между дашнаками и партией "Единение и Прогресс", когда "Дашнакцутюн" предъявила свои требования правительству Турции. Эти требования в виде обращения "К османским гражданам" были опубликованы в июньском номере газеты "Дрошак" (Знамя). После формального разрыва отношений, дашнакская партия  вновь стала уходить в подполье. Но сделать это было уже трудно: все руководители партии и все ее учреждения были на виду.

17 августа 1913 года в Эрзеруме состоялся VII съезд партии. Этот съезд был самым коротким за всю историю партии. Главным вопросом было обсуждение позиции армян и дашнакской партии в случае войны. Съезд решил, что партия "Дашнакцутюн" в союзе с другими социалистическими партиями должна сделать все, чтобы предотвратить войну, но, если она, тем не менее, разразится, то каждый армянин должен выполнять свой гражданский долг перед своим правительством. Это означало, что в грядущей войне армяне и дашнакские комитеты в Османской империи должны были быть верны турецкому правительству, а армяне России и комитеты Кавказа должны были быть верны царю. VII съезд партии создал специальный руководящий орган под названием "Бюро Армении", который должен был осуществлять руководство в армянских районах шести анатолийских вилайетов и в районе Трапезунда.

В середине июля 1914 года состоялся VIII съезд партии, который длился две недели. В нем приняли участие около 30 делегатов. Война уже началась и дашнакам была ясна прогерманская ориентация партии "Единение и Прогресс". В этой ситуации съезд решил, что партия "Дашнакцутюн", оставаясь в оппозиции к партии "Единение и Прогресс", будет верна государству в войне с внешним врагом. По поводу воинской службы в решении съезда говорилось, что, в общем, нужно подчиняться закону, но избегать службы, обходить закон. Таким образом, армянские лидеры решили, что их соотечественники, которые по Конституции 1908 года призывались в османскую армию, в случае начала военных действий на русско-турецком фронте обязаны были дезертировать из неё.

Однако российское командование на Кавказе требовало от турецких армян содействия в продвижении русской армии.  Поэтому Восточное Бюро партии "Дашнакцутюн", находившееся в Тифлисе, принимает решение о создании национального Бюро, которое начинает организацию добровольческой армии, перебрасывая в Восточную Анатолию оружие и боевые группы.

Эти приготовления, конечно, не остаются незамеченными для османского правительства. Становится очевидным, что турецкие армяне, как и российские, готовятся к активной борьбе с турецкими войсками. Таким образом, армяне, подстрекаемые "Дашнакцутюн", которая нарушила ранее взятые перед османским правительством обязательства, становятся на путь предательства и мятежа против  государства, подданными которого являлись на протяжении многих  веков.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

 

 

09.07.2019 10:53
Категория Политика


Автор Ильгар Нифталиев


Источник Day.az