• Вчерашние добрые соседи теперь подбрасывали нам записки "убирайтесь из Армении" - рассказ очевидца событий 1988 года - ФОТО

Вопрос, куда пропали сотни тысяч азербайджанцев, населявших Армению до активной фазы карабахского конфликта, так и остается открытым для мирового сообщества. Может быть, потому что оно само не проявило должного внимания, постаралось не увидеть проблемы, дабы не обидеть "многострадальных". А может, эта тема табу, потому что расследование ее неминуемо сломает многие представления и внесет коррективы в политические подходы. Кому-то очень нужно, чтобы "многострадальный народ" таковым и оставался в глазах мировой общественности и имел возможность требовать, ныть и канючить, обвиняя во всем своих жертв.

Журналист и политический эксперт Тельман Гасымов – уроженец Армении. Родился в Ереване в 1971 году, закончил там азербайджанскую школу-десятилетку № 9 имени М.Ф.Ахундова. Кроме этой в Ереване была еще одна азербайджанская школа – имени Азизбекова, восьмилетка. 

Гасымов знает о судьбе азербайджанцев Армении не по чужим рассказам. Ситуация развивалась на его глазах в течение почти десяти лет. Ведь мало кто знает, что националистическая вакханалия в этой республике вышла из-под контроля вовсе не после Сумгайыта и даже не в 1988 году, а задолго до этого.

"Ненависть к туркам, то есть, к азербайджанцам, в Армении была всегда. Когда мы ссорились, играя во дворе, армянские дети называли нас "грязными турками". Они это, конечно же, слышали в семье, - рассказывает Тельман Гасымов. - В конце 80-х начались митинги, сначала небольшие, потом многотысячные. Но неправильно думать, что все началось именно тогда. Вначале 80-х уже шли определенные процессы.

Наш дом располагался в квартале, где жили в основном армяне. Я был ребенком, но все равно обращал внимание на странное поведение соседей. Армяне раздавали какие-то листовки, собирали письма в специальные ящики. Я как-то наивно поинтересовался, почему не бросают письма в почтовый ящик, и мне сказали: "Тебя это не касается, ты турок".

Из любопытства я взял с собой домой одну листовку и решил ее прочесть. Это были обращения к армянам католикоса и Дашнакцутюн. Призывали подняться и объединяться, мол, надо решать проблемы Нахчывана и Карабаха.

Повторю, я был ребенком и в политике не разбирался. Но взрослые все поняли.

В 1987 году я впервые увидел на улице толпу, выкрикивающую лозунги с претензиями на земли Азербайджана. Я все еще не понимал, о чем речь, но эти митинги становились все более многолюдными, среди участников появились бородачи, зазвучали дашнакские призывы. В конце концов, стали звучать и призывы громить азербайджанцев. Тогда было нападение на нашу школу, разбили стекла и подожгли здание.

Как раз через несколько дней в Ереван приехал Генрих Боровик, собирался снимать школу им.Ахундова, чтобы показать, что все, мол, хорошо, дружба народов продолжается и все такое прочее. Из-за этого школу за одну ночь отремонтировали, а сгоревшую часть Боровику не показали. И все же, помню, одна учительница по имени Сона во время съемок рассказала журналисту, что азербайджанцам стало очень трудно жить в Ереване, ситуация очень напряженная, постоянно ощущается давление, по ночам им приходится держать у дверей арматуру на случай нападения.

После этого выступления утром на школу снова было совершено нападение. Сказавшую правду учительницу пришлось спасать. Ее вывезли из Армении в Баку.

Националистическая истерия происходила и в регионах. На азербайджанские села нападали банды бородачей, дашнаков, членов комитета "Карабах". В Ведибасаре, Зангибасаре были нападения. В Ведибасаре в одном из сел был избит аксакал, молла Гусейн, что вызвало возмущение местного населения. Тогда беспорядки удалось кое-как остановить. Но ненадолго. В Зангибасаре было крупное азербайджанское кладбище – Агадеде. Банда армянских националистов напала на кладбище, разнесла могильные плиты, осквернила захоронения. Армяне разрыли могилу сельского учителя, вынули тело и привязали к могильной плите... Этого люди уже не могли вытерпеть. Азербайджанцы поднялись, властям даже пришлось прислать войска.  

В Ереване тоже ситуация была очень плохой. Азербайджанцы боялись отправлять детей в школы, кто-то уже уезжал в Азербайджан. Наша семья еще держалась – надеялись, что все успокоится. Все-таки земля предков, родина. Через некоторое время произошло повторное нападение на нашу школу. После этого директор школы обратился в военную комендатуру, и для охраны учебного заведения прислали военный патруль. И мы ходили в школу, окруженную вооруженными солдатами.  

А в это время в Баку еще ни о чем таком не думали, там царило полное спокойствие. Армяне продолжали жить прекрасно и спокойно.

В конце февраля 1988 года ситуация начала ускоренно обостряться. Армяне устраивали митинги, вопили, рвали на себе волосы, делились видеокассетами с какими-то записями, собирались друг у друга дома для совместного просмотра. Оказывается, это были записи сумгайытских беспорядков, которые наутро после случившегося уже доставили в Ереван и пустили в народ, чтобы еще более возбудить армян против азербайджанцев. Это был сигнал для начала уже открытых нападений на азербайджанцев.

У наших родственников ночью подожгли дверь дома. Едва сумели потушить. Но уже стало ясно, что жить в Армении нам не дадут. Ненависть чувствовалась на каждом шагу. Вчера добрые соседи сегодня источали жгучую ненависть, в окна бросали камни и записки с требованием убираться из Армении.

Если в Ереване что-то еще сдерживало массовые погромы, то в районах Армении ненависть выплеснулась со всей силой. Страшные кровавые события имели место в Кафане, местные азербайджанцы были вынуждены бежать и разными путями, в том числе пешком через горы, перебираться в Азербайджан. В советском Азербайджане же массовую депортацию азербайджанцев из Армении власти старались скрывать, расселяли по удаленным селам, в Сумгайыте. Проблема замалчивалась. Но долго скрывать эту ситуацию не удалось.

Кстати, многих беженцев из Армении поселили в тот период в Ходжалы, это были те, кто бежал от расправы из Гейче-Даралагеза. А в феврале 1992 года, во время резни, учиненной армянами, многие из них были убиты...

В конце концов, уехали и мы. Нашей семье тоже становилось все труднее жить среди армян. Вчерашние друзья-армяне ополчились против меня, неоднократно избивали, объясняя, что делают это потому, что я турок. Соседки, бывшие с моей матерью не разлей вода, давили на нее и оскорбляли.

Изгнание азербайджанцев из Армении, это была годами разрабатывавшаяся операция. Происходило это при поддержке и попустительстве Москвы. Националистическая пропаганда работала исправно. Свою лепту вносила диаспора. Помню, в середине 80-х хоронили какого-то поэта, я был молодой и глупый и присоединился к процессии заодно со своими приятелями-армянами. На митинге я чего только не услышал. Выступали армянские поэты, в том числе Сильва Капутикян, призывали "возвращать" Карабах. По телевизору шли передачи из Шуши, показывали, как пропагандисты из Армении встречаются с шушинскими школьниками, рассказывают им, что Карабах это армянская земля.

Я не понимал тогда и не понимаю сейчас – куда смотрели азербайджанские власти?!

Признаюсь, когда в 1988 году мы приехали в Баку, я был поражен. После того ада, что царил в Армении, я не мог поверить своим глазам. В Баку армяне жили совершенно спокойно, работали, учились, занимались своими делами, слушали свою музыку. Они и не думали никуда уезжать. Их исход начался только после провокаций января 1990 года.   

Из Армении в целом бежало 500 тысяч азербайджанцев. Их число было занижено специально, по распоряжению из Москвы, мол, чтобы не создавать ажиотажа. Везиров постарался и "сократил" число беженцев из Армении наполовину. А их было полмиллиона!"

СПРАВКА: В 1988 году армянскими националистами были убиты в Аллахверди – 4, Арарате – 7, Амасии – 12, Басаркечере – 45, Гукарке – 22, Гафане – 7, Калинино – 10, Красном селе – 16, Кировакане – 2, Горусе – 3, Азизбеково – 15, Иджеване – 7, Ереване – 4, Ноемберяне – 4, Масисе – 21, Егегнадзоре – 1, Раздане – 3, Сисиане – 5, Спитаке – 15, Степанаване – 9 азербайджанцев. По официальным данным, азербайджанцы были изгнаны из 171 села с азербайджанским и 89 сел со смешанным населением. Убито 217 человек. Одна из самых страшных расправ произошла в Спитаке 27 ноября 1988 года (незадолго до разрушительного землетрясения), когда 70 детей в возрасте от 5 до 12 лет, отобрав у матерей, замуровали в трубе длиной 20 метров. К сожалению, имена детей нигде не зафиксированы.

Всего за две недели с конца ноября по начало декабря 1988 года из Армении было изгнано свыше 300 тысяч азербайджанцев.

Лейла Таривердиева

 

 

1

19.03.2020 10:30
Категория Конфликты


Автор Лейла Таривердиева


Источник Day.az