• "Историческая призма": Ереван-2018 - Фальшивый юбилей на крови азербайджанского народа

В Армении начинаются мероприятия, приуроченные к так называемому "2800-летию" Еревана

Откуда взялась такая датировка?

Открытая в 1950 г. армянскими археологами надпись о сооружении в VIII до н.э. вблизи современного Еревана урартской крепости Ирпуни, стала основанием для властей Армянской ССР отпраздновать в 1968 г. 2750-летие Еревана. Вместе с тем, никакой прямой связи между археологическим открытием и состоявшимися позднее празднествами не было. Почему местные власти оказались в этом заинтересованы, и почему они не устроили празднества вскоре после открытия, скажем, в 1953 г. или в 1958 г., когда можно было праздновать соответственно 2735-летие или 2740-летие? Да и какое отношение имела нынешняя столица Армении к урартской крепости, связь которой с армянами еще требовала доказательств?

Ответ на поставленные вопросы не представляет секрета для того, кто знает новейшую историю Армении. Искать его надо в событиях 1965 г., всколыхнувших всю Армению и давших мощный импульс подъему армянского национализма.  

В 1965 году советское правительство впервые санкционировало проведение 50-летия так называемого "геноцида армян", якобы имевшего место в годы Первой мировой войны на территории Османской империи. Данное событие побудило армянских псевдоисториков к формированию патриотических концепций прошлого. И тогда вспомнили о находке 1950 года, которая стала основанием для объявления Еревана одним из древнейших городов мира, а армян – его основателями.

Что же касается истинной истории города Иревана, который не имеет ничего общего ни с Ирпуни, ни, тем более, с Эребуни, то о времени основания и происхождении его названия сегодня бытуют самые различные мнения.

В "Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа", вышедшем в 1881 году, приводится материал учителя подготовительного класса Эриванской прогимназии С.П.Зелинского. Зелинский выдвигает версию, что "нельзя сомневаться, что Эривань существовала раньше VII века, так как в 661 году она называлась уже городом" и что "уже на момент 635-638 гг. в Эривани существовала крепость". В то же время, Зелинский отмечает, что, "несмотря на легендарную древность происхождения своего названия, Эривань не встречается на страницах древней истории Армении".

В своей работе "Воспоминания о Персии в 1834-1835 гг."Федор Корф, служивший вторым секретарем в русском посольстве в Тегеране, отмечает: "Время основания Эривани покрыто густым туманом неизвестности, многие ученые старались определить это с точностью, но труды их не увенчались желанным успехом. Догадки, предположения, вот что доселе было писано и говорено о построении Эривани. Некоторые писатели говорят, что Эривань есть тот самый город, который Птолемей называет Терва. Нe знаю, на чем может быть основано это мнение: созвучие двух имен не есть достаточная причина для подкрепления какого бы то ни было предложения".

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона (1904 г.) также разрушает радужные галлюцинации армян. В статье "Эриван" черном по белому говорится: "Армяне приписывают Эривану глубокую древность и относят его ко времени Ноя. Но первое известие об этом городе встречается не ранее VII века после Рождества Христова. Последние четыре столетия город сделался предметом борьбы между персами и турками, которые попеременно овладевали им. В 1582 г. турки построили над рекой Занги крепость, развалины которой существуют до сих пор. В 1604 г. персидский шах Аббас Великий окружил город новой стеной".

Пытающиеся присвоить историю древнего государства Урарту (IX-VI вв. до. н. э.) армяне хотят доказать, что название топонима Иреван происходит от названия урартийской крепости Эребуни. В 1890-е русским археологом Алексеем Арсеньевичем Ивановским был приобретен у жителя села Чолкмачи базальтовый камень с клинообразной надписью, найденный в 1879 году у подножья Канлы Тепе. По этой надписи Ивановскому удалось установить, что под слоем земли на холме лежат развалины крепостного сооружения хозяйственного назначения времен урартского царя Аргишти (786-764 гг.до н.э.), сына Менуи. Древнеурартийская надпись, которая была переведена Ивановским, гласила: "Аргишти, сын Менуа, это зернохранилище построил".  Некоторые исследователи связывают происхождение топонима Иреван от названия страны Ериаини, которая входила в число 23 стран, расположенных вокруг озера Гейча и захваченных урартийским царем Руса I (735-714 гг.до.н.э.).   

Спустя полвека после исследований Ивановского, 25 сентября 1950 года, армянской археологической экспедицией во главе с Константином Оганесяном в процессе консервационных работ удалось "обнаружить" на холме две новые клинописи. Одна из них дала сведения о целях строительства крепости: "Бога Халда величием Аргишти, сын Менуа, эту крепость мощную постройкой закончил, городом Ирпуни (Сабуни) назвал, для могущества страны Биайны и на устрашение вражеских стран". Однако позже эти надписи были приняты армянскими книжниками как метрика города Еревана. "Армянские мудрецы" усердно стали перетолковывать текст, беспардонно изменяя смыслы отдельно взятых слов: имя отправителя письма вместо "Аргишти" было прочитано как армянское "Аргистэ", а "Ирпун" переименовали в "Эребуни".         

По мнению ряда исследователей, топоним "Иреван" образовался от использовавшегося в тюркских языках слова "Ir", что означает "солнечная сторона горы", "волнообразная горная вершина", и персидского "van" – "место". В армянском языке нет эквивалента слова "Ir". Более убедительным представляется мнение о происхождении топонима "Иреван" от древнетюркских теонимов (имен божеств) и его идентичности имени древнетюркского божества "Ir" ("Yer").    

Согласно источникам XVI века, история основания города связана с именем Ревангулу хана – одного из полководцев сефевидского шаха Исмаила I (1501-1524). Так, по приказу шаха его люди построили здесь крепость. Однако эту мысль можно отнести не к городу Иревану, а к крепости Иреван.

В отличие от древней крепости Ирпуни, Иреванская крепость была расположена на южной окраине города, на скалистом берегу реки Занги.  Особенно сильно Иреван пострадал в период сефевидо-османских войн второй половины XVI-начала XVII века. Как видно из источников, в начале XVII века население города было переселено шахом Аббасом I во внутренние районы Ирана, а все имевшиеся в городе провизии по приказу шаха были уничтожены, чтобы не достались наступающей турецкой армии. Обычно после подобного разгрома правители азербайджанских государств меняли местоположение городов и строили их на новом месте. В истории Азербайджана известны подобные случаи. Не исключено, что подобная судьба постигла и Иреван.

Различные источники доказывают, что Иреван принадлежал азербайджанским тюркам. Ибрагим Рахимизаде, секретарь османского султана во времена османских походов XVI века, называл город Иреван "оком Азербайджанского владения". Источники того периода подтверждают, что коренное население города состояло из азербайджанских тюрков. Французский путешественник XVII века Ж.Шарден побывал в Иреване в 1673 году. По сообщению путешественника, "...Иреванская крепость состоит приблизительно из восьмисот домов. Там проживают только чистокровные гызылбаши". Е.Шахазиз, подтверждая в своей книге "Старый Ереван" сведения французского путешественника Шардена о населении Иреванской крепости, пишет, что у армян в Иреване были только лавки, днем они здесь торговали, а вечером закрывали свои лавки и шли по домам".  

Посетивший Иреван в начале XVIII века с миссионерской миссией представитель ордена иезуитов Монье пишет: "Город, в котором гораздо больше садов и виноградников, нежели домов, окружен двойными крепостными стенами. Четвертая часть города – армяне".

Как пишет русский исследователь И.Шопен, город Иреван вместе с окружавшими его садами занимал довольно большую территорию. Его площадь была равна 28 верстам. Иреван разделялся на две части – внутренний город (ичери шехер, крепость) и форштадт.

Внутренний город состоял в основном из Иреванской крепости, которая располагалась на левом берегу реки Занги. Крепость имела две двери: знаменитые Ширванские ворота на севере и Тебризские ворота на юге. Для использования воды во время осады имелся спуск к реке Занги.

Побывавший в Иреване в 1813 году Гаспар Друвиль писал: "...крепость о двух стенах, лежит на пушечном полу-выстреле от города; долгое время она была предметом спора между турками и персами (Сефевидами – И.Н.), которые попеременно друг у друга ее оспаривали многократно; ныне находится она под властью последних. Губернатор в ней хан, имеющий титул бейлярбека; он в ней содержит три регулярных батальона и половину роты конной артиллерии, кроме шестидесяти пушек, защищавших крепость".

Внутри Иреванской крепости находились дворец сардара, дома военнослужащих, лавки и две мечети. Вода была проведена в крепость подземным путем с рек Занги и Гырхбулаг. К моменту российского завоевания в Иреванской крепости было 800 домов. Однако в результате военных действий большинство этих домов было разрушено.

Внешний город охватывал более обширную территорию. Голубая мечеть (Гей мечеть), известная под названием мечети Гусейнали хана, располагалась здесь. Название мечети происходило от голубого цвета глазурованного кирпича, которым были покрыты ее стены. Построенная в 1764 г. Гусейнали ханом (1759-1783) эта мечеть выделялась каменным бассейном с фонтаном и плотными деревьями вокруг него. В 1905 году журналист Луиджи Виллари, очарованный "небольшим кавказским городом с двадцативосьмитысячным населением", писал: "Миновав зловонный базар, вы неожиданно выходите к прекрасной мечети, называемой Гек Джами".

В источниках того времени отмечалось, что в Иреване имелось много мечетей, но после завоевания его Россией большинство из них были разрушены. Ф.Корф, также побывавший в Иреване, говоря о его достопримечательностях, вынужден был констатировать: "Эривань не щеголяет красивыми строениями, за исключением двух мечетей я не заметил там ничего, что бы хоть немного кидалось в глаза; Армянская церковь не красива и не велика".

Форштадт (поселение, находящееся вне города или крепости, предместье) в основном состоял из трех больших кварталов (предместий): Шахри (Ески шехер), Тепебашы и Дамирбулаг. Жители всех кварталов по своему этническому составу были азербайджанскими тюрками. И.Шопен отмечает наличие в городе Иреван 1730 домов. Из них, в частности, 792 дома находились в квартале Шахри, 622 – в Тепебашы, а 322 – в Дамирбулаге. Американский историк армянского происхождения Дж.Борнатян также в своей работе подтверждает тот факт, что население вышеперечисленных кварталов составляли азербайджанские тюрки.

После завоевания Иреванского ханства русскими войсками в октябре 1827 года его территория вошла в состав "Армянской области", созданной указом царя Николая I от 21 марта 1828 года. Отныне во всех российских источниках тюркский Иреван стал называться на русский лад Эриванью. Данное название закрепилось за городом на долгие годы. В 1935 году, когда в Армении проводилась кампания по переименованию древних тюркских топонимов, отражавших якобы религиозные, феодально-собственнические пережитки прошлого, заодно решили переименовать Эривань на армянский Ереван.  

По данным первой камеральной переписи, проведенной в "Армянской области" в 1829-1832 годах, общая численность населения города  Иревана составляла 9700 человек, из которых 7331 были мусульмане (т.е.азербайджанцы) (75,6%) и 2369 (24,4%) армяне. В дальнейшем численный уровень азербайджанского населения города поддерживался, прежде всего, за счет традиционно высокого естественного прироста, а стремительный рост численности армян происходил в основном за счет их переселения из Османской Турции, продолжавшегося на протяжении XIX и в начале ХХ веков, включая период Первой мировой войны. Так, если по данным Всероссийской переписи населения от 1897 года численность мусульманского населения Иревана составляла 12359 человек или 42,6%, то уже по данным Кавказского календаря на 1 января 1916 года эта цифра составила 12566 человек или 24,5 %.    

29 мая 1918 года Национальный Совет Азербайджанской Демократической Республики уступил город Иреван Араратской Республике, созданной на землях бывшего Иреванского ханства и не имевшей своей столицы. Этот шаг имел поистине трагические последствия для азербайджанского населения города. В результате политики этнических чисток, проводившейся правительством дашнакской Армении в период 1918-1920 гг. с целью выживания азербайджанцев со своих родных земель, численность азербайджанского населения Иревана стала стремительно уменьшаться.

В газете "Азербайджан" от 29 июня 1919 года были опубликованы воспоминания одного из очевидцев притеснений мусульманского населения в Иреване: "Мусульмане настолько беззащитны и вне закона в Эривани, что среди бела дня, не говоря уже о ночи, даже в мусульманской части города с них снимают одежду, если она более или менее цела. Точно также отбираются у мусульман деньги и ценности... Не избегают грабежа и насилия и частные дома мусульман, откуда армянские молодцы, вооруженные до зубов, уносят "лишние" вещи. Все это происходит и поныне в столице Армении – Эривани. Невзгоды, мучения и пытки, перенесенные мусульманами в Эривани, не поддаются описанию. Многие не выдерживают и сходят с ума, другие раньше времени состарились... Таково положение мусульман в городе".

В сочинениях бывшего главы советского правительства Армянской ССР А.Ф.Мясникова приводятся сведения из газеты "Знамя труда", где с беспокойством говорилось о том, что в 1919 г. число умерших в городе Иреване азербайджанцев составило 2241 человек. "Однако, - как считает Мясников, - эта цифра вызывает сомнение, поскольку умерших азербайджанцев было гораздо больше. Их хоронили в садах, в горах, поэтому точно подсчитать истинное количество погибших невозможно".

Эта политика продолжилась и в период Советской Армении. Так, если по итогам первой Всесоюзной переписи 1926 года в Иреване проживало  5216 азербайджанцев (7,8% из общего числа населения города), то по переписи 1979 года осталось всего 2341 (0,2%) азербайджанцев. Одновременно в советский период в Иреван с разрешения кремлевского руководства было переселено значительное количество армян с Ближнего Востока, из США и Европы. Наконец, в результате массовой депортации 1988-1991 годов из Иревана был изгнан последний азербайджанец. 

Однако, к сожалению, несмотря на все перечисленные факты, миф о древнейшем армянском происхождении Еревана продолжает и сегодня обрастать все новыми "историческими трудами" армянских ученых, доказывающих древность их столицы, благодаря чему простые армяне  продолжают наивно гордиться тем, что Ереван якобы оказался на тридцать лет древнее Рима...

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

 

 

22.10.2018 11:10
Категория Аналитка


Автор Ильгар Нифталиев


Источник Day.az